Воспоминания протоиерея Артемия Паршина

ПАМЯТИ ЕПИСКОПА БАЛАХНИНСКОГО ИЕРОФЕЯ (СОБОЛЕВА)

«Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр.13:7)

27 октября с.г. исполняется 85 лет со дня рождения епископа Балахнинского Иерофея (Соболева) (1936-2001). Он родился 27 октября 1936 года в селе Теньгушево Мордовской АССР в простой крестьянской семье. И эту простоту он пронес через всю свою жизнь.
Предлагаем вашему вниманию воспоминания протоиерея Артемия Паршина.

“Чем старше становишься, тем ярче память воскрешает образы прошлого. Воспоминания нанизаны на нить жизни. Словно четки тянет человек, вспоминая события своей жизни, которая разделена на «десятки» горошинами – событиями. С благодарностью к Богу вспоминаю годы общения с Преосвященным Иерофеем (Соболевым), епископом Балахнинским. В текущем году исполнилось 20 лет со дня кончины Владыки и 85 лет со дня рождения. Рядом с ним прошли годы моей юности, но, к сожалению, я не успел получить окормления у него как молодой священник, поскольку через несколько месяцев после моей хиротонии он скончался от продолжительной болезни. Череда болезней и испытаний преследовала Владыку, но не сломила его духовно.
Он был для многих мудрым наставником, утешителем, помощником в житейских нуждах. Сколько помощи им было оказано бедным семинаристам, молодым священникам и дьяконам, многие из которых теперь маститые протоиереи и игумены. Человек любого социального статуса и уровня образования мог найти через него ответы на жизненно важные вопросы и получить поддержку. На всех у него находилось время. Часто превозмогая боль он уделял время людям, некоторые из них буквально преследовали Владыку с пустыми разговорами, но и для них он находил время.
С 11 лет я стал прихожанином Арзамасского Кафедрального Собора. У каждого человека своя история воцерковления. К Богу я пришел благодаря своей бабушке по маме Вере Семеновне Филимоновой и другу Димитрию, с которым мы потом были иподьяконами у Владыки Иерофея. Бывая на архиерейских богослужениях, наблюдая за действиями иподьяконов, я мечтал стать одним из них. Прошло время, прежде чем исполнилась моя мечта.
В 1993 году я стал ходить на левый клирос, в то время Владыка лежал в травматологическом отделении больницы с переломом ноги. В этом отделении на протяжении нескольких десятилетий в должности старшей медицинской сестры трудилась моя мама Галина Григорьевна. Руководством больницы маме было поручено создать самые благоприятные условия для скорейшего выздоровления Владыки. Так началась их многолетняя дружба, мамино воцерковление и мой путь служения Матери Церкви. Узнав от мамы что я являюсь прихожанином Собора, Владыка пригласил меня к себе в больницу. До сих пор чувствую ту радость общения с ним.
После выздоровления Владыка благословил мне принимать участие в архиерейских богослужениях. К совершению богослужений он относился с особым вниманием, трепетом и требованием к клиру, хору, пономарям и к нам. На протяжении почти трех десятков лет он был монахом Лавры и ее канонархом. В богослужения Собора он внес и лаврские традиции. С особым трепетом Владыка совершал Литургии, никогда во время евхаристического канона я не видел его без слез, всегда Владыка плакал и во время хиротоний, монашеских постригов. В это время мы все, находившиеся в алтаре и храме, ощущали присутствие Божие каждой молекулой своего организма. Владыка почитал Матерь Божию и преподобного Серафима Саровского. Он рассказывал, что по молитвам преподобного в его жизни происходили особые, чудесные события. Эта любовь потом и была вознаграждена тем, что Владыка упокоился в стенах Дивеевской обители.
Владыка совершал положенные службы и требы и как рядовой священник.
Особые духовные отношения у Владыки были с монашествующими. Владыка окормлял духовно многих сестёр Дивеевской обители и Никольского арзамасского монастыря, монашествующее духовенство приезжало к нему постоянно.
Внимателен он был и к памятным датам окружавших его людей. Всегда от него были подарки и каждый человек получал то, что ему было остро необходимо. Как Владыка все это понимал, для меня до сих пор остается загадкой.
Часто Владыка приезжал к нам домой. Это были особые часы счастья. За столом рассказывал и о себе. Запомнилось как он вспоминал своего отца Ивана. Тот уходил на фронт в 1941 и пытались сделать семейную фотографию, а он кривлялся и фото получилось неудачным. Это все, что осталось от отца погибшего в том же году. С горечью Владыка об этом вспоминал. Мама стала поддержкой во всей его жизни, проводив его и в жизнь вечную. Царство Небесное Владыка в детстве представлял себе как яркий солнечный зимний день, когда снег искрится на солнце и деревья в инее.
Владыка любил природу и зверей, особенно кошачью братию. Кошек у него было несколько, никто не был обделен вниманием. Часто с Владыкой и родителями мы выезжали в лес на прогулки, на святой источник. Брал меня Владыка и в поездки на свою малую родину. Много приходилось ездить на богослужения и по приходам Епархии. С теплотой в сердце вспоминаю те поездки и своих собратьев иподьяконов, многие из них стали священнослужителями.
Память воскрешает образы доброго прошлого, в реке жизни ручеек моих воспоминаний еще раз напомнит о нем, Владыке Иерофее, наставнике, учителе и молитвеннике. Владыка учил никого не осуждать, чтобы не впасть в тот грех, в котором пытаемся осудить ближнего. Он был строг к осуждению.
Он научил нас любить богослужения и особенно Литургию, мы все теперь через него «лаврские». Блестящий проповедник, он показал как «от избытка сердца говорят уста». Он научил нас любить молитву, трепетно относиться к молитве за живых и усопших, большое количество синодиков на его столе в алтаре он поминал ежедневно. Если не болел, ежедневно был на службах утренних и вечерних. В быту, одежде и еде был скромен. Скромности и смирению в мыслях и поступках учил нас”.

Об авторе: nnclubVN

оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.